2 часа ночи – пошли в супермаркет за мороженым. Ватаны облизывались, когда на ценники смотрели, ведь по сравнению с Донецком, продукты были

Сложно было вместить в один текст всю палитру эмоций и переживаний, которые я получил в бандеровском, не освобажденном от прав человека, Запорожье. Поэтому на этом тексте о поездке и отпуске к фошиздам трилогия заканчивается. Ща попробую немножко описать, что такое ехать от Хунты в дикие земли.

Итак, церемония прощания с Запорожьем была простая: мы всей толпой пошли в кино. На 11 ночи у нас был фильм. Фильм дублировался на Украинском языке, но мои ватаны знакомые не бились в истерике, никто не получил инфаркт или травму – все спокойно досмотрели фильм до конца и все было понятно. Для дебилов из е*еней рф повторяю: русскоговорящие жители Запорожья спокойно идут и смотрят фильмы на Украинском. И платят за это деньги. Свои деньги. Приведите подобный пример в рф в сфере киноиндустрии или признайтесь, что у вас проблемы с головой.

Русскоговорящие челюсти ватанов выдержали удар Украинского языка. Но самое страшное было впереди: мало того, что хозяин арендуемого нами жилья постоянно подъе*ывал ватанов, мол – а в Донецке вы бы сейчас смотрели киселева или на морду захарченко, так еще и в час ночи мы тупо решили пройтись по Запорожью.

У ватанов был лютый а*уй: ты никому не нужен ночью, тебя никто не хочет остановить за то шо ты убил Мертвое море и т. д. Хочешь гулять ночью? Гуляй себе. Только не быкуй на улице и все у тебя будет хорошо. Знаете, в чем разница между влюбленной парочкой на лавочке в Запорожье и в Донецке? Все просто: вне оккупации – это просто пара молодых людей, а в Донецке – это американские шпийоны. Моей знакомой вате нечем было крыть то, что молодость в Донецке – это аналог ламборджини хантымансийского производства: оно вроде и машина, но разница очевидна и понятна всем. Ну, кроме ватных идиотов.

Ватаны ходили уныло по улице, дух свободы и понимание того, что у тебя есть права – это очень сильные чувства. Видно было, как бандеровский червяк стучал в пустые головы идиотам и говорил: ну вы не алени, а? Ну и где тут вешают москалей? Зомбанутые были в шоке и прострации, ведь картинка не сходилась с тем, что им показывают каждый день по дебиловизору.

2 часа ночи – пошли в супермаркет за мороженым. Ватаны облизывались, когда на ценники смотрели, ведь по сравнению с Донецком, продукты были бесплатными. Кстати, с часу до 2 ночи мы не встретили ни одного идиота с автоматом, не услышали ни одного залпа из артиллерии из жилсектора. Мы тупо зашли в магазин и вышли без страха того, что работники супермаркета настучат на нас, ибо диверсанты пришли тариться жрачкой

Круглосуточные аптеки тоже стали откровением для верующих в распятого мальчика, ведь в оккупации в аптеки после 23 00 ходят только американские шпийоны, а в Донецке… В Донецке люди не болеют после 23 00. Нельзя болеть в такое время, ибо диверсантом станешь и поедешь на подвал признаваться в этом.

Рано утром сели на машину времени, которая должна была нас доставить в оккупацию и поехали домой. Доехали до Украинсккого блок-поста быстро. Ватаны затарились хунто-жратвой, несмотря на всю ненависть к Украине. Сам процесс скупки хунто-еды напоминал вегетарианца, который набирает мяса на шашлык, ибо оно дешевое. Дно, одним словом. Днище.

Спокойно и непринужденно проехали блок-посты Хунты. Ни одного бухого солдата, никто никого на*уй не посылает, все выбриты и в чистой форме. Ни одного слюнявого взгляда, как у бибизян, которые стоят на блок-постах у орков, типу – как я вам завидую, шо вы можете кататься туда-сюда, но не скажу. На нулевом посту и на первом нам везде пожелали счастливой дороги, причем и на русском языке, и на Украинском.

Приехав на блок-пост колаборантов, мы четко поняли – лафа кончилась. Теперь мы опять никто и звать нас никак. На нулевом посту в нашем автомобиле искали минимум танк, потому обыскивали так, будто когда-то нашли его в багажном отделении одной из машин, что пересекала линию разграничения.

Крики, мат, перегар, запах вокруг тех, кто в форме, явно указывали на то, шо духовность су * а аж зашкаливает и биндер нету. Не покидало ощущение того, что это какой-то сумасшедший сон с чокнутый актерами, которые где-то украли оружие. Перепад настроения был такой, будто ты едешь на лет 200 назад, хотя в руках у тебя телефон 2018 выпуска, но ты не можешь ничего сделать с этим.

Когда один из дебилов спросил везет кто оружие или наркотики, я чуть не ответил, шо да, все есть: дешевые гаубицы по 50 грн, 2 кило кокса с собой и немного гранат, везем все для личного использования, просто чтоб было. Но … но о чем разговаривать с двуногим животным, у которого взгляд типа – пустое ведро? Не было смысла шутить с придурком, у которого в руках автомат.

Даже в обращениях к гражданским абизяны проигрывали ВСУ в одни ворота: Воины обращались всегда на Вы, придурковатые ко всем на ты. Дикари с оружием могут тебя тупо пристрелить без всякой причины на это, все, кто въезжали в оккупацию об этом знают. Это давит на психику невероятно, даже зомбанутим.

Меня пригласили в кабинку мыгыбы на допрос. Там спросили чего ездил к Хунте. Я сказал что в отпуск ездил. Когда у меня спросили, чего в Седово в оккупацию не ездил. Честно, еле сдержался чтобы не рявкнуть: – потому что это не отпуск, когда комендантский час и когда дебилы с автоматами ходят по улицам. Но … но кому там об этом объяснять? Ну не поймет никогда житель воркуты, шо кричать Америке пиз * ец и самому же стоять в очереди за айфоном – это как минимум дно.

Мораль: у Хунты было весело и спокойно. Я хоть немного выспался, потому дебилов, которые по пьяни видят звезду смерти в небе Макеевки нет на улицах. Цините то, что уже есть у вас. Мирную спокойную жизнь без российских оккупантов – это классно и круто. Не забывайте о том, какой ценой эту жизнь для вас берегут Наши ребята в окопах.

Фашик Донецкий

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.