На дне. Будни трассовой прости*утки

Фигура, голосующая у обочины отчего-то показалась знакомой. Притормозив, я узнал Ирку, соседку с прежнего места жительства. Веселая девчушка, с которой лазали по деревьям, тискали щенков и воровали яблоки с местных полузаброшенных дач.

— Ир, ты? Привет, куда собралась?

— До Мехзавода.

Ирка села на переднее сиденье, не узнав меня.

— Минет 500р. Королевский 1000р. Классика 800р. Анал мимо кассы.

— Ир, ты чего, не узнала меня? Вместе в «казаки-разбойники» играли в детстве.

Ирка даже бровью не повела.

— Да? Точно! Дим, привет. Как-то неловко вышло.

— Что, прижало?

— Как тебе сказать. Ты в 96-ом переехал, а через год у меня как-то все по наклонной пошло-поехало. В 17 лет подруга, ну, ты помнишь, мою тогда лучшую, Светку? Угостила меня гречкой (героин) С тех пор и подсела. Модно тогда это было, «разнюхаться» чупа-чупс в рот и на дискотеку. Доза быстро подросла, Светка и предложила пойти на «уфимку» (трасса М5 на выезде из Самары) постоять, у нее уже клиенты были набиты там.
Сколько героина не бери, все равно 2 раза бегать. Летом по 20 000 прокалывала. Зимой аппетиты приходится понижать. Долго не простоишь на обочине.

— Кто твои клиенты?

— Люди разные. И на советских колымагах, и на лексусах подкатывают. Что, он не человек, если на троллейбусе ездит? Хочется каждому. А чем дороже машина, тем клиент прижимистей. На то у него и дорогая машина, что он везде экономит.

— Как вообще, личная жизнь, семья?

— Двое детей. Вот меня посадили, я два года отсидела, вышла, завязала, встала в бюро трудоустройства. Оттуда устроили меня в Пятерочку. Работала на кассе. Познакомилась с одним там, залетела. Двойня получилась. Уволилась.

— А дети с кем сейчас?

— Муж сидит. Он же в курсе. Кто ему дозу кроме меня принесет? Ему на трассу не вариант. (Ирка смеется беззубым ртом)

Доехали до места. Ирка вылезает из авто, неуклюже переставляя ноги.

– Можно напишу про тебя в блоге?

Ирка хмыкнула, скривила лицо, выражая презрительное безразличие к этому действию.

— А зачем, — спросила она, закуривая.

— Может быть, кто-то прочтет и не захочет вот так вот с чупа-чупсом на дискотеку бегать.

— Пятьсот, — (она выдохнула из себя ценник вместе со струей сигаретного дыма)

Похлопав себя по карманам, нашел пару мятых сотен и мелочь.

— Карту примешь? Наличка на нуле.

— Картоприемник сломался, — она хохоча кивает куда-то в район пояса. – Ладно, давай что есть. И мелочь тоже сыпь, давай.

Я подчинился, а она так обрадовалась мятым сотням и десятке двухрублевыми, что согласилась немного попозировать для фото. Правда, лицо не показала . Говорит — вдруг дети увидят? Стыдно же..

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.